Сочинения > Мертвые души > Язык
Язык - сочинение


Язык что одежда
Язык и мышление
Язык и культура

Г оголь начал свою литературную деятельность в тот период, когда писателю надо было бороться за русский литературный язык. Светское общество, зараженное низкопоклонством перед культурой Запада и пренебрежением к русской национальной культуре, предпочитало тогда пользоваться французским языком. В одном из авторских отступлений поэмы (в VIII главе) Г оголь пишет о трудном положении русского писателя: «Таково на Руси положение писателя!.., не услышишь ни одного порядочного русского слова... А между тем, какая взыскательность! Хотят непременно, чтобы все было написано языком самым строгим, очищенным и благородным, - словом, хотят, чтобы русский язык сам собою опустился вдруг с облаков, обработанный, как следует, и сел бы прямо на язык...» В выборе языковых средств Г оголь пошел по пути своего учителя, Пушкина. Он ясно сознавал, что подлинным литературным языком может быть только язык самого народа, всегда отличающийся свежестью и полнотой. «А уж куды бывает метко все то, что вышло из глубины Руси, - пишет он в другом отступлении (в конце V главы), - где нет ни немецких, ни чухонских, ни всяких иных племен, а все сам-самородок, живой и бойкий русский ум, что не лезет за словом в карман, не высиживает его, как наседка цыплят, а влепливает сразу, как пашпорт на вечную носку, и нечего прибавлять уже потом, какой у тебя нос или губы - одной чертой обрисован ты с ног до головы!» В поэме он пишет, что «никак не решается внести фразу какого бы ни было чуждого языка в сию русскую поэму. Итак, станем продолжать по-русски». И свою «русскую поэму» он действительно пишет «по-русски», не боясь вставлять в нее «метко сказанного русского слова» и «слов из улицы». Неоднократно обрабатывая текст поэмы, Г оголь тщательно устранял из него слова иностранного происхождения и заменял их русскими, например: «сконфуженный» - словом смущенный, «натурально» - разумеется, «пауза» - молчание и т.д., и оставлял их только там, где они звучат комично, например: «презентабельные» - видные («Дамы города были то, что называют презентабельными...»}, «инкомодите» - неудобство («Одна очень любезная дама... по причине приключившегося, как сама выразилась, небольшого инкомодите в виде горошинки на правой ноге...»), «бельфам» - представительная женщина и т. д. Очищая русский литературный язык от всяких наносных, чуждых ему элементов, Г оголь обильно вводит в свою поэму слова и целые выражения из живого русского языка. Он совершенно свободно употреб- ляеттакие слова и выражения, как «понатолкался было» (попробовал), «встащился» (еле взошел), «расходился» (осмелел), «проскользнул» (незаметно прошел), «вона! пошла писать губерния», «поминай, как звали», «поди ты, сладь с человеком», «рассуждает сам себе», «едал щи» и множество других. С большим искусством Г оголь вводит в поэму многие слова и выражения даже из фамильярно-бытового просторечия. Вот, например, описание игры в карты: «Выходя с фигуры, он ударял по столу крепко рукою, приговаривая, если была дама: «Пошла, старая попадья!», если же король: «Пошел, тамбовский мужик!» А председатель приговаривал: «А я его по усам! А я ее по усам’» Иногда при ударе карт по столу вырывались выражения: «Ах была не была, не с чего, так с бубен!» или же просто восклицания: «черви! червоточина! пикенция!» или «пикен- драс! пичурущух! пичура!» и даже просто «пичук!» Внимательно прислушиваясь к русскому говору, Г оголь записывал характерные слова и выражения, пословицы, поговорки, прибаутки, названия блюд, охотничьи термины и т.п., которые затем и вносил в текст поэмы, вкладывая их в уста своих героев. Простонародными названиями блюд, например, изобилуют описания обеда у Коробочки и Собаке- вича, а охотничьими терминами - описание ноздревской псарни. Речь каждого героя в поэме своеобразна: речи слащавого Манилова свойственны «приятные» слова и выражения; речь грубого Собакевича лаконична и отрывиста; речь болтуна Ноздрева льется неудержимым потоком и т.д. Г оголь дает в поэме много ярких и метких сравнений и эпитетов и достигает в своей речи высоких поэтических красот. В этом отношении особенно интересны лирические отступления. Непревзойденное художественное мастерство проявляет Г оголь, сочетая торжественно-величавые эпитеты и сравнения с элементами наивного просторечия. Примером такого мастерства может служить описание дороги (в XI главе), в котором в одних и тех же предложениях - переход от величавого к обычному или наоборот: «Но дышит свежо в самые очи холодное ночное дыхание...» и тут же: «...и вот уже дремлешь и забываешься, и храпишь». Одной из особенностей языка поэмы являются частые тавтологические выражения, какими изобилует русская устная народная поэзия. К ним относятся: «один-одинешенек», «дымом дымится» и многие другие. Так Г оголь вместе с Пушкиным способствовал сближению книжного языка с народной речью и явился одним из создателей русского литературною языка. А. Зерчанинов, Н. Колокольцев, В. Литвинов Язык действующих лиц в поэме является мощным средством раскрытия и оценки существенных черт изображенных характеров. Пока- * зательна речь героя поэмы, раскрывающая беспринципное приспособление его к нужным ему людям. К Манилову Чичиков обращается в высокопарно-сентиментальном тоне: «Не имей денег, имей хороших людей для обращения», «о, это была бы райская жизнь», «приятный разговор лучше всякого блюда». В разговоре с Коробочкой Чичиков иной. Сентиментальной лексики в его речи уже нет. Сам писатель отмечает, что Чичиков, находясь у Коробочки, «несмотря на ласковый вид, говорил однако же с большею свободою, нежели с Маниловым, и вовсе не церемонился». Он принимает увещевательно-грубоватый тон, который, по его расчету, и должен подействовать на эту помещицу: «Подумайте, матушка... эх какие вы!», «Страм, страм, матушка, просто страм...», «Помилуйте, я вас прошу совсем о другом, а вы мне пеньку суете!», «Да пропади и околей со всей вашей деревней!» Постигнув характер Плюшкина, Чичиков перестраивает речь: лексика экономно-расчетливого хозяина кажется ему здесь наиболее уместной. «Он почувствовал, - пишет Г оголь, - что слово добродетель и редкие свойства души можно с успехом заменить словами экономия и порядок». Отсюда такие выражения героя поэмы, как «по пятя копеек, извольте, готов прибавить», или «по две копейки пристегну, извольте...». Стремление Манилова к «возвышенному» строю мыслей и образу жизни и его неумение конкретно решать какой-нибудь вопрос находят прекрасное выражение в его языке. Сентиментальная патетика Манилова предстает в фразе: «Уж такое, право, доставили наслаждение, майский день, именины сердца...». Неспособность же к конкретному мышлению ясно выступает в следующем абзаце: «...другое дело, если бы соседство было хорошее, если бы, например, такой человек, с которым бы, в некотором роде, можно было поговорить о любезности, о хорошем обращении, следить какую-нибудь этакую науку, чтобы этак расшевелило душу, дало бы, так сказать, паренье этакое...» Недаром Манилов после этой тирады, «заметивши, что несколько зарапортовался, ковырнул только рукою в воздухе». Грубость и человеконенавистничество Собакевича наглядно проявляются в тех эпитетах, которыми он награждает всех знакомых ему людей: «дурак», «мошенник», «первый разбойник в мире», «собака», «первейший хапуга в мире». В языке автора наглядно выступают две струи: реалистическая и романтическая. Первая проходит через все изображение Гоголем «мертвых душ», вторая - отчетливо сказывается в лирических отступлениях. Г. Абрамович, Ф. Г оловенченко


Похожие сочинения


Язык что одежда
Язык и мышление
Язык и культура

Еще сочинения:


Идейный замысел
Композиция
Язык

Поиск
по нашей большой базе