Сочинения > Слово о полку Игореве > Язычество и христианство в «Слове о полку Игореве»
Язычество и христианство в «Слове о полку Игореве» - сочинение


Природа в «Слове о полку Игореве»
Фольклорная традиция в «Слове о полку Игореве»
Тема природы в «Слове о полку Игореве»

«О боги, боги!..»: Языческие божества в «Слове…» «Первая проблема, которую надо разрешить, сводится к тому, зачем понадобились автору «Слова о Полку Игореве» древние языческие боги? Она тесно связана, конечно, с выяснением взгляда автора Слова на языческих богов. Что он думал о них? как понимал их? Почерпнуть из «Слова о Полку Игореве» содержащиеся тут сведения о язычестве нельзя иначе, как разрешив эту задачу», – писал в 1914 г. исследователь древнерусского язычества Е. В. Аничков (Аничков Е. В. Язычество и Древняя Русь. М., 2993. [Репринтное воспроизведение изд.: СПб., 1914]. С. 330). Имена языческих богов соединены в «Слове…» с христианскими элементами, причем языческие божества упоминаются без уничижения, не именуются бесами, не считаются порождениями ложного сознания, соблазнительными и губительными фантомами, – а именно так трактовались боги дохристианской Руси в древнерусской книжности. «Слово…» в этом отношении, – как, впрочем, и во многих иных, – уникально и парадоксально. Кто же автор «Слова…» – христианин, язычник или так называемый «двоеверец», и что означают имена языческих божеств в этом памятнике? Общепринятого и даже попросту приемлемого ответа на эти недоуменные вопросы нет. Но прежде чем «рыскать чрез поля на горы» по «тропе Трояновой» вослед Бояну и мчаться наперерез «великому Хорсу» вместе с Всеславом Полоцким, вчитаемся в два перечня. Первый – список языческих элементов в «Слове…»; приводятся только бесспорные или весьма вероятные примеры упоминания языческих божеств. Загадочные дева обида, карна и жля – скорее персонификации печали, горя и похоронного обряда, нежели мифологические существа – в перечень не включены. Текст цитируется в упрощенной орфографии по первому изданию 1800 г. без указания страниц. ВЕЛЕС «вещей Бояне, Велесов внуче [внук. – А. Р.]«. ДАЖЬ-БОГ (Дажьбог, Даждь-бог, Даждьбог) «Тогда при Олзе Гориславличи сеяшется и растяшеть усобицами, погибашеть жизнь Даждь-Божа внука».( В переводе Д. С. Лихачева: «Тогда, при Олеге Гориславиче, засевалось и прорастало усобицами, погибало достояние Даждьбожьего внука». .) «Въстала обида въ силах Дажь-Божа внука». ДИВ « дивъ кличетъ връху древа, велитъ послушати земли незнаеме ». «Уже снесеся хула на хвалу; уже тресну нужда на волю; уже връжеся дивъ на землю» (СПИ-1800. С. 25) (В объяснительном переводе Д. С. Лихачева: «Уже спустился позор на славу [позор поражения заслонил собою былую славу]; уже ударило насилие [половецкое] на свободу [русских]; уже бросился див на землю [Русскую]«). СТРИБОГ «Се ветри, Стрибожи внуци [внуки. – А. Р.], веютъ съ моря стрелами на храбрые плъкы Игоревы!» ТРОЯН «О Бояне, соловию стараго времени! Абы ты сиа плъкы ущекоталъ, скача, славию, по мыслену древу, летая умомъ под облакы, свивая славы оба полы сего времени, рища в тропу Трояню, чресъ поля на горы» (в объяснительном переводе Д. С. Лихачева: «О Боян, соловей старого времени! Вот бы [уж]ты эти походы [по-соловьиному] воспел, скача, соловей, по воображаемому дереву, летая умом под облаками, соединяя [воедино] славы обеих половин этого времени [славу начальную и конечную времени этого повествования — „от старого Владимира до нынешнего Игоря"], рыща по тропе [языческого старого русского бога] Трояна [т. ты эти походы [по-соловьиному] воспел, скача, соловей, по воображаемому дереву, летая умом под облаками, соединяя [воедино] славы обеих половин этого времени [славу начальную и конечную времени этого повествования — „от старого Владимира до нынешнего Игоря"], рыща по тропе [языческого старого русского бога] Трояна [т. е. носясь по божественным путям] через поля на горы [иначе говоря — переносясь воображением на огромные расстояния]«). «Были вечи [века. – А. Р.] Трояни, минула лета Ярославля, были плъци [битвы. – А. Р.] Олговы, Ольга Святьславличя». Обида «вступил девою на землю Трояню». «На седьмомъ веце Трояни връже Всеславъ жребий и девицю себе любу». ХОРС «Всеславъ нязь в ночи влъкомъ рыскаше; из Кыева дорискаше до уръ Тмутороканя, великому ръсови влъкомъ путь прерыскаше» (в объяснительном переводе Д. С. Лихачева «Всеслав князь [не имея пристанища] ночью [как тогда, когда бежал из Белгорода] волком рыскал: из Киева дорыскивал ранее [пения] петухов до Тмуторокани, великому Хорсу [богу солнца] волком путь перерыскивал [до восхода перебегая ему дорогу]«). Тождество по крайней мере четырех из этих имен с именами древнерусских (восточнославянских) языческих божеств бесспорно. Это Велес, Дажь-бог, Стрибог и Хорс. Языческие божества с этими именами упомянуты в нескольких дре внерусских источниках: в «Повести временных лет» и в поучениях против язычества и его пережитков. Идолы всех богов, кроме Велеса, были воздвигнуты по повелению князя Владимира Святославича (будущего христианина и крестителя Руси) на княжеском дворе в Киеве (запись «Повести временных лет» под 980 г.). Приведем характеристики этих богов из авторитетного энциклопедического издания, ограничиваясь цитированием только бесспорной информации и сведений, отражающих распространенные гипотезы. «ВÉ ЛЕС, Вó лос, в славянской мифологии бог. В в древнерусских источниках (начиная с договора русских с греками 907 в «Повести временных лет») выступает как «скотий бог» – покровитель домашних животных и бог богатства. В социальном аспекте В считался богом «всей Руси». Название Бояна «Велесовым внуком» в «Слове о полку Игореве» может отражать древнюю связь культа В с обрядовыми песнями, с поэзией» (Мифы народов мира. М., 1982. Т. 1. С. 227, авторы статьи В. В. Иванов и В. Н. Топоров). «ДÁ ЖЬБОГ (Дá ждьбог), в славянской мифологии бог, связываемый с солнцем. Предполагается, что имя Д образовано сочетанием глагола «дать» и слова «бог»: в таком случае Д воплощает первый член мифологического противопоставления доля – недоля» (Мифы народов мира. Т. 1. С. 247, автора статьи В. В. Иванов и В. Н. Топоров). «СТРИБОГ, в восточнославянской мифологии божество древнерусского пантеона, кумир которого был установлен в Киеве в 980. В «Слове о полку Игореве» ветры названы Стрибожьими внуками, которые веют с моря, что, видимо, указывает на атмосферные функции С. В древнерусских текстах имя С постоянно сочетается с именем Дажьбога, что дает основание противопоставлять или сближать их функции и значение (дать – распространять долю, благо)» (Мифы народов мира. е противопоставлять или сближать их функции и значение (дать – распространять долю, благо)» (Мифы народов мира. Т. 2. С. 471, авторы статьи В. В. Иванов и В. Н. Топоров). ХОРСУ в этом издании повезло меньше: он не удостоился отдельной статьи – вероятно, из-за неясности своих функций и инородного (предположительно иранского) происхождения. Тем не менее он не забыт в обзорной статье В. В. Иванова и В. Н. Топорова «Славянская мифология», где назван, наряду с Дажьбогом, солнечным божеством (Мифы народов мира. М., 1982. Т. 2. С. 452, 453, авторы статьи В. В. Иванов и В. Н. Топоров). В «Энциклопедии «Слова о полку Игореве»" о Хорсе сказано: «Гипотезы о функциональной сущности Х основаны на толковании места С. Большинство исследователей полагает, что Х – бог солнца и что автор С, опираясь на нар представления, изображает Всеслава оборотнем, в обличии волка, перебегающего (двигаясь с севера на юг, из Киева к Тумутаракани) путь солнцу. Волк выступает хтонич персонажем, врагом солнца; по нар представлениям, во время затмения солнце «снедаемо бывает» оборотнями-волками. Имя Х при этом возводят либо к иран xorsed – солнце, либо связывают с греческим словом Χορός и восходящим к нему рус корнем хоро-, лежащим в основе слов, обозначающих нечто круглое по форме: хоровод (круговой танец), хоромы (круглая постройка), хорошуль (круглый ритуальный пирог), хорос (круглый подсвечник в греч и рус храме). В таком случае Х – «круглый», «круг» – божество солнца как светила, круглого по форме, совершающего свой суточный и годичный круги» (Соколова Л. В. Хорс // Энциклопедия «Слова о полку Игореве». СПб., 1995. Т. 5. С. 187). Мифологический статус ДИВА проблематичен. Образ его в «Слове…» смутен: неясно даже, что именно означает его крик, о чем он предупреждает «землю незнаему», дружествен он половцам или русским… Дива принято рассматривать либо как мифологическое существо, родственное демонам дэвам иранской мифологии (но языческой древнерусской мифологии, насколько она известна по свидетельствам письменных источников и по позднейшим этнографическим данным, он незнаком), либо как реальную птицу – например, удода. Кто такой Троян Неизвестно и значение имени «ТРОЯН» в «Слове…». Языческий бог Троян, возможно, входил в состав древнерусского пантеона. По крайней мере, о почитании Трояна наряду с поклонением языческому богу Перуну сказано во фрагменте, который некий древнерусский книжник внес в текст переведенного с греческого апокрифа «Хождение Богородицы по мукам»: среди мучимых в аду изображены веровавшие в ложных богов, в том числе в Трояна. Однако реальное почитание языческого божества Трояна на Руси не засвидетельст вовано (в отличие от существования мифологического существа Трояна в южнославянском, в балканском фольклоре). Известные исследователи славянской мифологии В. В. Иванов и В. Н. Топоров прямо не включают Трояна в восточнославянский пантеон. Л. В. Соколова, исследовавшая вопрос о семантике Трояна в «Слове…», насчитывает пять направлений в трактовке Трояна: «историческое, мифологическое, абстрактное (или метафорическое), компилятивное, негативное» (Соколова Л. ике Трояна в «Слове…», насчитывает пять направлений в трактовке Трояна: «историческое, мифологическое, абстрактное (или метафорическое), компилятивное, негативное» (Соколова Л. В. Троян // Энциклопедия «Слова о полку Игореве». Т. 5. С. 131). Представители исторического направления считают, что Троян – реальная личность. Обычно его отождествляют с римским императором Марком Ульпием Траяном, правившим в 98-117 гг., воевавшим с племенем даков на Балканах. Это мнение высказывал еще Н. М. Карамзин; в недавние годы наиболее рьяным сторонником такого толкования был историк и археолог Б. А. Рыбаков, полагавший сначала, что «тропа Трояня» – это построенная Траяном дорога, а позднее пришедший к мысли, что это искаженное tropaeum Traiani – памятник в Добрудже в честь победы Траяна над даками. «Землю Трояню» Б. А. Рыбаков отождествляет с местностью в нижнем течении Дуная, где в раннесредневековый период находились славянские поселения. «Веками Трояновыми» он считает время со II по конец IV столетия – время расцвета и могущества славянских племен, оборванное в 375 г. разгромом славянских князей готами. Седьмой же век Троянов – это XI столетие. Отсчет ведется от IV в. н. э. Но непонятно, во-первых, почему время со II по IV в. будто бы оказалось связано в сознании славян с императором Траяном: римский правитель не доходил до славянских земель, и смутно знали о нем только южные славяне, позднее, в середине 1-го тысячелетия, поселившиеся на балканских землях, сохранивших такие грандиозные свидетельства о Траяне, как проведенная им каменная дорога и величественный монумент-колонна. Во-вторых, совершенно не очевидно, что о пленении и казни восточнославянского (антского князя) Бооза (или Буса) одним из готских правителей помнили во времена автора «Слова…», причем это событие было осознано и помнилось как значимый рубеж, конец счастливых «Трояновых веков». По крайней мере, в «Повести временных лет», созданной в начале XII столетия и сохранившей предания о далеком прошлом Руси, не упоминаются ни Троян, ни Бооз. И, в-третьих, логически невозможно, чтобы отсчет «Трояновых веков» мог вестись от времени окончания этих же самых столетий. Помимо римского императора Траяна представители «исторического направления» называли и иных реальных лиц, в частности русских князей. Так, А. В. Лонгинов полагал, что Троян, – вероятно, Владимир Мономах, наделенный в «Слове…» (как, по мнению, А. В. Лонгинова, и в летописях) атрибутами солнечного божества, а «тропа Трояня» – путь солнца по небу (Лонгинов А. В. Историческое сказание о походе северского князя Игоря Святославича на половцев в 1185 г. Одесса, 1892. С. 92-171, 34). До А. В. Лонгинова в Трояне видел князя Владимира – но только не Мономаха, а его прадеда Владимира Святославича (Владимира Святого) Д. Н. Дубенский. По мнению Д. Н Дубенского, разделяющего соображения Н. А. Полевого, Троян – Владимир Святой, третий сын князя-воителя Святослава Игоревича; троян – распространенное у славян прозвище третьего сына (Слово о плъку Игоревl Святъславля пlстворца стараго времени. горевl Святъславля пlстворца стараго времени. Объясненное магистром Дмитрием Дубенским. М., 1844. С. 69, примеч. 255, с. 186-187, примеч. 174). Неоднократно предлагалось и такое толкование, что Троян (Трояны) – собирательное название трех русских князей-братьев. Называли и легендарного, известного из предания, сохраненного «Повестью временных лет», основателя Киева Кия и его братьев Щека и Хорива, и трех сыновей воителя Святослава – Ярополка, Олега и Владимира, и трех сыновей Ярослава Мудрого – Изяслава, Святослава и Всеволода. В последнее время эту версию обосновывает Л. В. Соколова (Соколова Л. В. Троян в «Слове о полку Игореве» (Обзор существующих точек зрения) // Труды отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинского Дома) АН СССР. Л., 1990. Т. 44. С. 325-362). Л. В. Соколова условно считает одним из ответвлений «исторического направления» версию, согласно которой прилагательное «трояня / трояни» – производное от названия гомеровской Трои; приверженцы это мнения (П. П. Вяземский, А. Н. Веселовский, Р. Пиккио) видят в «Слове…» Троянскую тему: горестный, но героический поход князя Игоря сопоставлен со славными воинскими деяниями времен Троянской войны.


Похожие сочинения


Природа в «Слове о полку Игореве»
Фольклорная традиция в «Слове о полку Игореве»
Тема природы в «Слове о полку Игореве»

Еще сочинения:


После прочтения поэмы «Слово о полку Игореве»
Слово о полку Игореве — величайший памятник древнерусской литературы
Художественные средства изображения в "Слове о полку Игореве"

Поиск
по нашей большой базе





Рўрћр§р
Cjxbytybz j ctvmt
Gordiy chelovek moim pristavleniyax sachinenie
Сочинение на тему карнавал осенних листьев